April 25th, 2012

Тургенев и Толстой

Тургенев и Толстой

Тургенев очень любил крестьян и старался воспитать в них опрятность. Бывало, встретит крестьянина, подскочит к нему и ну зашивать на нём дырки. Крестьянин сопротивляется, отбивается, но не тут-то было. Тургенев повалит крестьянина на землю, коленом припечатает к земле и наслаждается починкой одежды. Надоело это крестьянам, стали выходить на улицу в чиненных рубахах, Так Тургенев приучил крестьян к опрятности.

Толстой всегда смеялся над этой странной привычкой Тургенева, потому что Толстой не любил русских крестьян и полагал, что только евреи способны по-настоящему к сельскому труду. Его любимый персонаж Левин даже эмигрировал на историческую родину, где основал кибуц, чтобы снабжать Россию овощами. Антисемиты с пеной у рта утверждали, что не Левин, а Лёвин, но в отсутствие буквы «ё» доказать это невозможно.

Насмешки Толстого вывели из себя Тургенева, который вызвал Толстого на дуэль. Стрелялись из пистолетов Лесажа на десяти шагах. Толстой попал Тургеневу в его любимый цилиндр, в котором тот щеголял перед парижскими модницами. Тургенев разозлился и тоже выстрелил. Попал в медаль «За освобождение Крыма от англо-французских захватчиков». Оба остались собой недовольны. Договорились снова встретиться через год. Но Тургенев затерялся на просторах Европы, а Толстой принялся разрабатывать теорию непротивления злу насилием. Более всего Толстого занимал вопрос: его ссора с Тургеневым зло или добро? Если зло, надо смириться и не задевать более классика. Если добро, то надо продолжать эту ссору. Но какое же это будет добро?

Невозможность разрешить эту дилемму сильно досаждала. В рассеянных чувствах Толстой сбежал из дома.

Горы и воды

山水 (горы и воды)

一日. 風和日麗. 張生與李生自其所居之城出而遊. 城之西有一山. 二生行而往. 及其至也. 見是處山明水秀. 遊者甚眾. 二生登山之最高處. 張生仰視雲之浮鳥之飛. . 登斯山. 然後知天地之大. 李生俯視流水與行人曰. 不登高山. 不知人之微也. 二生皆心曠神怡.

二生下山而東. 行數里. 至一小溪. 溪淺水清. 二生俯視之. 則見其影焉. 二生笑. 影亦笑. 二生行. 影亦行. 二生樂甚. 張生曰. 古人云. 智者樂水. 仁者樂山. 今吾輩非樂山. 且亦樂水. 吾輩仁者乎. 抑智者乎. 李生曰. 吾輩非仁者. 亦非智者. 乃樂天者也.

Горы и воды

Однажды, когда дул нежный ветерок и был прекрасный день, господин Чжан и господин Ли вышли из города, в котором они жили, и отправились на прогулку. К Западу от города были горы. Два друга пошли к ним пешком. Пришли к горам. Они увидели, что в этом месте горы красивы, а воды прозрачны. Прогуливались очень долго. Два друга поднялись на самое высокое место. Господин Чжан посмотрел вверх и увидел, как плыли облака и летали птицы. Он сказал: «Поднимемся на эту гору. Тогда мы узнаем величие неба и Земли». Господин Ли посмотрел вниз и увидел, как течёт вода и прогуливаются люди. Он сказал: «Не будем подниматься на высокую гору. Не узнаем, как мелок человек.» Оба друга ощутили лёгкость на сердце. Они спустились с гор и пошли к Востоку. Прошли несколько ли. Подошли к небольшому ручейку. Он был мелкий, а вода в нём чиста. Два друга посмотрели вниз. Тогда увидели в воде своё отражение. Два друга улыбнулись. Отражение тоже улыбнулось. Два друга пошли. Отражение тоже пошло. Два друга были очень довольны. . Господин Чжан сказал: «Старые люди говорят: знающие ликуют от вида воды. Гуманные ликуют от вида гор. Сегодня мы ликуем не только от вида гор, но и от вида вод. Мы гуманные? Или мы знающие?» Господин Ли сказал: «Мы ни гуманные, ни знающие. Но ликующие от вида природы».

засмыслилась

Вчерашний пост Шмайсера напомнил слова Пришвина:
«О деревенских вековухах так говорят: не выходит замуж, потому что засмыслилась и всё не может ни на ком остановиться, ко всем льнёт и все ей немилы -- засмыслилась».

В.В.Р.

Общество, окружающие убавляют душу, а не прибавляют. «Прибавляет» только теснейшая и редкая симпатия, «душа в душу» и «один ум». Таковых находишь одну-две за всю жизнь. В них душа расцветает. И ищи ее. А толпы бегай или осторожно обходи ее.

Bestiaria Latina: Disticha Latina

Bestiaria Latina: Disticha Latina
Fidem Servabo Genusque
Here is today's emblem and distich by Joachim Camerarius, 3:30. Camerarius clearly has a higher opinion of the hawk than the hawk we see in Hesiod or Aesop!

Fidem Servabo Genusque
Non necat accipiter, tenuit quem nocte volucrem;
Sic servare solet mens generosa fidem.
здесь