March 2nd, 2012

Интеллигентность

Интеллигентность

Часть первая

В последние лет двадцать наблюдается мода покрывать своё тело рисунками и надписями. Лет пятьдесят назад это явление называлось наколкой и было свойственно почти исключительно лицам, побывавшим в заключении по уголовным статьям. Иногда бывало, что небольшие наколки, в основном, в виде своего имени, были и у отслуживших действительную, но не всегда, не у всех и не так обширно, как у уголовников. У людей с высшим образованием этого не было практически никогда. По мере распространения высшего образования уровень культуры окончивших вузы снижается. Они превращаются в то, что ВПЗР называл образованщиной. Сейчас дипломы вуза есть у широких масс, у которых 50 лет назад было всего лишь среднее образование. Раньше среди дипломированных специалистов был больший процент интеллигентов. Сейчас интеллигента скорее можно обнаружить в каком-нибудь слесаре или истопнике. Знания, благодаря Интернету, стали доступнее, а если от природы есть задатки, то можно стать интеллигентом и без диплома.

Это всё преамбула. Теперь ближе к делу. Вся эта образованщина хочет выделиться (что свойственно любому homo sapiens’у), но не знает, как это сделать. Интеллигент выделяется умом и знаниями, а у образованщины ума немного, а знания узко специальные. Поэтому они наносят на тело наколки, именуемые среди них тату. Самыми крутыми у них считаются наколки на древних и редких языках, особенно на латыни и санскрите. Ни один интеллигент не станет покрывать себя тату. Наличие/отсутствие  наколки можно назвать своего рода шиболетом. Отсутствие тату, конечно, не означает, что данный субъект обязательно интеллигент, но наличие такой наколки выдаёт в субъекте принадлежность к образованщине.

Возможны возражения: я, мол, имею тату, но считаю себя интеллигентом. Но не так всё просто. Национальность определятся самим субъектом. Например, если некто заявит, что он еврей, русский, гоблин, марсианин и т.п., то придётся ему верить, потому что самому субъекту виднее. Но интеллигентность можно определить только со стороны. Только окружающие могут дать такую оценку.

Среди моих френдов пятнадцать гениев. Все они интеллигенты. Если у кого-то из них найдётся наколка, я съем собственную шляпу.

Часть вторая

В последние три месяца общество разделилось, условно говоря, на Болотную и Поклонную, то есть как бы на красных и белых. Возникает вопрос: с кем интеллигенция, то есть куда они идут. Отвечаю: интеллигенты были и там, и там. Другое дело, что их и там, и там было мало, а многие никуда не пошли. Интеллигенты всегда хотели быть с народом, но немногие из них в самом деле идут в народ. Интеллигенции свойственна рефлексия, нерешительность, неуверенность, мягкотелость. Все названные качества массам представляются недостатками, но это как посмотреть. Умные люди никогда не уверены в том, что они обладают истиной в последней инстанции, между тем как образованщина прекрасно знает, где собака зарыта, кто прав, кто виноват, куда идти, что делать. Интеллигент склонен скорее простить виновного, чем наказать виноватого, а образованщина талдычит, что лес рубят, щепки летят. В редких случаях, когда интеллигентам удавалось прийти к власти, их обвиняли в том, что они слишком мягкотелы, мало сажают, мало давят, из тюрем освобождают, смертную казнь отменяют. Интеллигенты либералы: ради свободы как таковой они разрешат агитацию и фашистам, и коммунистам. Образованщина понимает свободу выборочно: то, что можно «своим», того нельзя «чужим».