February 23rd, 2012

Слово о скудости и богатстве

Слово о скудости и богатстве

В одной дискуссии хозяин блога привёл слова одного покойного полиглота, знакомого, среди прочего, с эсперанто. Этот полиглот мимоходом упомянул бедность этого языка. Один эсперантист взвился до потолка.

Однако бедность языка не оценка его, а констатация факта. Никто не станет спорить, что, например, английский богаче, например, даргинского.

В эстонском очень мало синонимов, что позволяет отнести его к бедным в лексическом отношении. Переводчики с эстонского на русский вынуждены подбирать синонимы, чтобы текст перевода не выглядел монотонным и однообразным.

Во французском многие слова имеют более широкое значение, чем русские аналоги. Целый ряд предметов, которые по-французски обозначаются словом boîte, по-русски называются: ящик, коробочка, табакерка, банка. Особенно широкое значение имеют французские глаголы. Там, где французы пишут il dit, русские напишут: промолвил, изрек, проговорил, добавил, упомянул, заявил и т.п. Глагол entrer выражает движение внутрь в самом общем плане. По-русски же говорят: войти, влететь, вбежать, ворваться и т.п.

Русские слова «пошлость» и «интеллигенция» не переводимы на другие языки, то есть в некоторых отношениях русский богаче. Упомянутые слова обычно не переводятся, а транслитерируются в других языках (английское intellectuals не равно русскому интеллигенция).

Английское near miss невозможно точно перевести на русский. Хомский ввёл два новых лингвистических термина (competence и performance), которые всякий раз по-новому переводятся на русский, так как на русском не имеется точных соответствий.

На начальном этапе становления иврита новый язык был очень беден, что заставило некоторых «маловеров» (по словам Бен-Ехуды) утверждать, что невозможно в школе преподавать все предметы на иврите, так как в нём отсутствуют многие термины по химии, физике и прочим естественным наукам. Но благодаря усилиям Бен-Ехуды и его соратников иврит за истекшие сто с лишком лет значительно обогатился.

В Индии ведётся работа по созданию новых терминов на хинди и других новоиндийских языках, так как исторически сложилось, что в области гуманитарных наук, особенно философии и языкознания, индусы значительно обогнали европейских учёных, в то время как естественные науки отставали.