klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Category:

Два кота

Йоханн Бухгольц (1881-1940) Johannes Buchholtz

(Дания)

Два кота


Луна быстро неслась за облаками. Кот и кошка столкнулись как раз перед кустом крыжовника.

    — Ах! — воскликнула киска черного цвета с белыми лапками. Ее звали Мийс.

         — Ты меня испугалась? — ласково спросил кот. —  Для этого нет никаких оснований.

Это был рыжий кот по имени Монс.

         — Ну да, я о чем-то задумалась на ходу и вдруг передо мной возникло что-то рыжее. Я подумала, что это куст крыжовника загорелся.

    Монс гордо мяукнул.

    — Говорят, что в темноте все кошки серы. Глупости! Кстати, а как ты находишь мою рыжую окраску?

    И он, как манекенщик, обошел раза два вокруг Мийс.

    — Великолепно. Это действительно чудесный цвет. А моя матушка однажды решила, что я должна быть черного цвета.

   — Ну, это тоже красиво для девушки. И потом… Какое личико и какая фигурка!

    — Ах, я не думаю, что моя фигура чем-то лучше, чем у других. Вот что у меня особенное, так это хвост, говорит моя матушка.

    — Неужели ты думаешь, что я этого не заметил? Да, Мийс, твой хвост мне понравился.     

    — Ну, мне пора идти, — сказала Мийс и бросила на Монса нежный взгляд.

    — А тебе куда?

   — Ах, да так особенно никуда не надо...

—  Можно пройтись с тобой?

— Нет, не стоит себя затруднять.

— Может быть, у тебя свидание?

— У меня? С кем бы это у меня может быть свидание?

— Ну, например, с Янусом.

— С Янусом? Но я с ним едва знакома. Просто здороваюсь с ним при встрече.

Кто-то мне рассказывал, что он от тебя без ума. Но я надеюсь, что ты не поддашься на его дурацкие шуточки. Он плохой кот, это сразу видно. У него один глаз зеленый, а другой красный.

— А кто говорит, что он влюблен в меня?

Монс покачал головой с загадочным видом. Он бежал рядом с Мийс по садовой тропинке мимо тачек и поломанных цветочных горшков. Около букового дерева они свернули к кусту малины.

— Кто мне это сказал? Ах, слухом земля полнится. Но, возможно, сам Янус решил, что это очень забавно — распускать о самом себе такие слухи. У него на уме одни хитрости, как у лисы. Да это старый негодяй! Я думаю, что ему лет сто. И при том еще он имеет наглость разгуливать в шкуре, протертой до самой кожи. Ему бы надо отдать ее перелицевать. Но я тебе должен сказать, что если он и в самом деле положил на тебя глаз, то…

— Но ты же не убьешь его?

— А! У кота ведь девять жизней. Ну, может быть, штук восемь я у него и отниму.

— Да, Монс, ты силач! — восхищенно произнесла Мийс.

— Отец говорит, что я вполне смог бы пойти работать тигром в зоопарке, будь у меня пара черных полос на боках, — заявил Монс и согнул лапу, чтобы показать свой бицепс.

— Тсс... — прошептала вдруг Мийс. — Там кто-то идет.

И она немного отпрыгнула от Монса.

Это был Янус. Действительно, он был стар. Но для своих лет он сохранил хорошую форму. Его шерсть блестела, а на затылке просвечивали пролысины.

— Добрый вечер! — сказал он. У них было принято здороваться друг с другом.

— Салют! — ответила Мийс, желавшая показать, что она тоже знает модные словечки. У Монса же не было настроения отвечать на приветствие.

Янус обошел вокруг Монса и Мийс. Его глаза блестели, как автомобильные фары. Он протиснулся между ними и остановился, как припарковавшийся автомобиль.

— Понюхай-ка мои усы! — обратился он к Мийс.

— Как чудно!.. Пахнет мышами!

— А теперь понюхай мою бороду! — продолжал он, повернув голову так, чтобы были видны свеженакрахмаленные волосы на шее.

Мийс вдохнула воздух.

— Ах! — восторженно сказала она. И, не успев подумать о том, что она делает, вытянула язычок и слизнула пару капелек, свисавших с бороды Януса. Она сконфуженно засмеялась, произнеся в свое оправдание:

— Я ужасно люблю сливки, а нам их дома никогда не дают. Только иногда в раковине бывает немного пролито.

— В раковине!  — усмехнулся Янус, задрав нос. — А я вот сегодня угощаю. Сначала возьмем мышку — другую, а потом полакаем немного сливок из блюдечка. Идет?

— Ах, как ты щедр! Но ты действительно уверен, что нам удастся поймать мышек?

— Поймать?  Да мне стоит только их позвать, и они сами придут. Они охотно позволяют мне себя поедать. А что касается сливок, то это только вопрос дружбы с одной женщиной из трактира «Морская звезда». Если сударь также желает отправиться вместе с нами, то я буду сердечно рад.

Монс что-то проворчал, что могло быть сочтено и за согласие, и за отказ. Во всяком случае, он лениво побежал по тропинке, которая вела по направлению к «Морской звезде». В одно мгновение Янус поймал несколько мышек, и стоило ему только произнести «Мяу!», как появилась женщина с блюдечком сливок в руках.

— Да это у нас настоящий пир горой, — промолвила Мийс, довольно подмигнув.

— Да, у меня это идет одно за другим, — ответил Янус. — Женщина думает, что я ее собственность. Но обстоятельства таковы, что на самом деле это она — моя кухарка. Люди бывают часто очень наивны. Но она расторопна и прекрасно знает мой вкус. Вчера, например, у меня была еще и рыба.

— Рыба? В наше время ее трудно достать. Можно даже подумать, что рыботорговцы приберегают ее для себя.

— Если не ошибаюсь, вон там, за мусорным баком, еще лежит селедочная голова. Если мадмуазель изъявит желание…

— Да, но возможно, вам хочется сохранить ее на завтра... — осведомилась Мийс, скромно опустив глаза.

— Нет, на завтра у меня в меню голубь.

Для Монса это было уже слишком. Он был бедным котом старого торговца велосипедами, да к тому же его хозяйка была вегетарианка. Сливки, селедка, голубь...

Шерсть у Монса встала дыбом.

— Пойдем, — сказал он Мийс, подтолкнув ее. — Я больше не желаю выслушивать хвастливую болтовню этого лысого идиота.

— Пусть уж девушка сама решит, кто из нас больший идиот, — произнес Янус, зевая и закрывая при этом рот лапой.

— Защищайся! — воскликнул Монс. — Видал? Это прекрасный гребень для твоей вымазанной молоком бороды!

И Монс показал свою лапу с чудовищными когтями.

— Послушай-ка, —  ответил Янус. — Не принято решать споры подобными методами. Почему бы нам не попробовать посоревноваться в пении, чтобы стало сразу видно, у кого лучше получается. Тогда молодая дама сможет оценить, кто из нас достойнее.

На это Монс согласился. Все трое перепрыгнули через забор в соседний сад.

— Это мой музыкальный салон, — объявил Янус. — Акустика здесь великолепная. Вероятно, это происходит оттого, что все навесы здесь сделаны из листового железа. Не соблаговолите ли начать, сударь?

— Я согласен, алле — гоп! — Воскликнул Монс и вскарабкался, немного неловко, на тачку. Он облизал губы, подвигал челюстью и начал петь. Можно было сразу понять, что у него великолепный баритон. Ясно было также, что он знает эту старую песню в совершенстве.

Мийс села на ведро и в восхищении смотрела на Монса. Закончив пение, он одним прыжком оказался рядом с нею, зная, что прекрасно справился с этим делом.

— Теперь ваша очередь занять это место, — обратился он к Янусу.

Но тот, как ни странно, продолжал сидеть под тачкой. Казалось, он не вылезал оттуда из скромности, и Монс подумал, что для этого у него есть основания. Скоро ему стало ясно, что Янус просто не умеет петь. Монс подтолкнул Мийс.

Ничего умного в пении Януса не было. Он только фантазировал нечто о нежных и мягких лапках. Ну, намерения-то у него были неплохие, но издаваемые им звуки напоминали крики детей, испугавшихся чего-то в темном  подвале. А листовое железо на навесах дрожало, звеня в такт пению.

Монс чуть было не разразился смехом, как вдруг ... Внезапно что-то случилось, в домах вокруг стали распахиваться окна. Доносились крепкие выражения. Вниз из окон полетели тяжелые предметы. Монсу и Мийс пришлось подыскать себе другое место. Но Янус продолжал распевать, сидя под тачкой. Он предвидел этот успех. Дело в том, что среди кошек считается большим успехом, когда происходит нечто подобное. Осколки глиняных горшков выполняли роль цветочных букетов, а веник — это прямо таки лавровый венок. Монсу стало ясно, что он проиграл турнир. Но внезапно послышался неистовый лай. Кто-то из жильцов спустил с поводка своего терьера. Янус тот же час прекратил свой концерт и вспрыгнул вместе с другими на забор. Улыбаясь немного смущенно, он посмотрел на Мийс и пригладил свою плешь.

Тут Монс почувствовал, что настало его время.

— Позвольте мне проучить это глупое животное! — С этими словами он спокойно соскользнул вниз. Мийс смотрела дрожа, как терьер приближается огромными прыжками. Монс выгнул спину. Это была его классическая боевая стойка… Для этого нужны нервы, как у тореадора. Казалось, он хотел изобразить перед терьером сверкающую рыжую триумфальную арку. Терьер знал, что его ждет, но он был терьер, и не хотел показывать виду, что он боится. Лая и рыча, он носился вокруг Монса. Это продолжалось всего три секунды. Потом зрителям показалась, что пес будто вдруг загорелся: это рыжий кот внезапно вспрыгнул ему на спину, ударил терьера передними лапами по ушам и пришпорил его задними. Собачий лай превратился в жалобный вой. Терьер бросился вон из сада с огненно-пламенным Монсом, сидящим на нем верхом. Все дальше и дальше уносился его вой...

— Ну как, — спросила Мийс взволнованно, — здорово это у него получилось?

— Ловкий парень, — одобрительно кивнул головой Янус. — А теперь, дорогая, пойдем, представление окончено.

— Да, но что будет, если Монс вернется?

— Тогда нас здесь уже не будет. Ну пойдем же!

Одно мгновение Мийс стояла в нерешительности. Потом она повернулась к нему. Его глаза сверкали красным и зеленым. Это был замечательный сигнал, означавший  одновременно «Стой!» и «Иди сюда!».

Против такого невозможно устоять. С глубоким вздохом Мийс пошла за ним к пожарной лестнице.

Когда они забрались на крышу, небо уже очистилось от облаков. Перед ними простирался весь город. Потершись щеками и помахав хвостиками, они затянули протяжную песнь, глядя на яркую луну.

Никто из них не думал о бедном Монсе, пробиравшемся по темным дорожкам домой с селедочной головой в  зубах.

Tags: литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • опубликовал три года назад

    Полесские хроники Сначала разберёмся с действующими лицами. Просто доктором будем именовать вновь прибывшего на Полесье выпускника.…

  • бык и телка

    Bull, ox. Bullock, a heifer. Berks .

  • Донер (В девичестве шаурма)

    Döner kebab по-турецки. Значение: вращающийся, вертящийся. В Азербайджане шаурмой называют блюдо с белым кисло-сладким соусом и в лаваше, в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments