klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Перевод Горациевой оды, выполненный Мерзляковым

Подражанiя и переводы изъ греческихъ и латинскиъ стихотворцевъ

А. Мерзлякова

Москва

Въ университетской типографiи

Часть вторая

1826

Горацiя книга I. Ода 28.

Горацiй

Ахъ! тебя ли земель, и морей, и песковъ безпредѣльных,

Мiра измѣритель, Архитасъ, кроетъ

Здѣсь на утесѣ Матинскомъ, отъ персти ничтожныя малый

Памяти даръ? —  И къ чему послужило,

Что ты селенья извѣдалъ эѳирны, круглое духомъ

Небо обтекъ ты: — что пользы въ часъ смертный!...

Архитасъ

Палъ и родитель Пелопса, божественныхъ пиршествъ участникъ;

Быстро Титонъ самъ в превыспреннихъ скрылся;

Скрылся и Миносъ, к Зевесовымъ тайнамъ доступный; — и держитъ

Тартаръ свирепый Пантеида, дважды

Въ адъ нисходяща, хотя на щитѣ пригвожденномъ во храмѣ,

Время онъ Трои сказалъ, и не болѣ

Смерти далъ въ жертву, какъ токмо изсохшiя кости и прахъ свой;

Самъ ты признаешь: онъ был непостыдный

Нравовъ учитель, мудрецъ: — но мрачная Нощь надо всѣми!...

Всѣмъ проходить по стези проложенной;

Фурiя гонитъ иныхъ на кровавыя игрища Марса;

Многихъ алчба предаетъ злой пучинѣ.

Смѣшанны юношей, старцовъ густятся могилы; безщадно

Малыхъ, великихъ разитъ Прозерпина;

Такъ и меня здѣсь, сопутникъ сходящаго в мракъ Орiона,

Нотъ погубилъ на водахъ Иллирiйскихъ.

Ты же, пловецъ, злымъ не будь, не скупись, отъ песковъ здѣсь сыпучихъ

Не погребенной главѣ и костямъ симъ

Горсть удѣли на покой; — и за то, въ часъ грозы разъяренной,

Рухнувшимъ съ трескомъ Венузiи соснамъ, —

Ты, торжествующiй, будешь безвреденъ, — и многи корысти

Вдругъ неожиданны хлынутъ отъ Зевса,

Правыхъ отца и Нептуна, великаго стража Таренту! —

Иль пожелаешь, чтобы твои чада

Казнь понесли незаслуженну ими!  — Но знай: такъ свершится!...

Судъ неизбѣжный и рока удары

Встрѣтятъ тебя самаго; не останусь въ мольбахъ неотмщенный? —

Нѣтъ къ очищенiю жертвы довольной! —

Ты поспѣшаешь? — мгновенье могилѣ! — брось токмо трикраты

Праха на прахъ мой, и шествуй надежно!...


Сочиненiя въ прозѣ и стихахъ: труды Общества любителей россiйской словесности при Императорскомъ московскомъ университетѣ

Часть  пятая

Москва

Въ университетской типографiи

1824

Горацiя книга I. Ода 28.

Горацiй

Ахъ! тебя ли земель и морей и песковъ безпредѣльных,

Мiра измѣритель, Архитасъ, кроетъ

Здѣсь на брегѣ Матинскомъ персти ничтожныя малый

Памяти даръ? —  Къ чему же служило,

Что ты селенья извѣдалъ еѳирны, круглое духомъ

Небо обтекъ ты: — что пользы въ часъ смертный!...

Архитасъ

Палъ и родитель Пелопса, божественныхъ пиршествъ участникъ;

Быстро Титонъ в превыспреннихъ скрылся;

Скрылся Миносъ, к Зевесовымъ тайнамъ доступный; — держитъ

Тартаръ сына Пентеева, дважды

Въ адъ нисходяща, хотя на щитѣ пригвожденномъ

Время онъ Трои сказалъ, и неболѣ

Смерти злой уступилъ, какъ бренныя кости и прахъ свой;

Ты свидетель: онъ был непостыдный

Нравовъ природы судья: — но мрачная Нощь надо всѣми!...

Всѣмъ протоптать путь вѣрный ко смерти;

Гонитъ Фурiя тѣхъ на гибельны игрища Марса;

Тѣхъ алчба предаетъ на жертву пучинѣ.

Смѣшанны юношей, старцовъ густятся могилы, свирѣпа

Ни одной главы не щадитъ Прозерпина;

Такъ и меня сопутникъ сходящаго в мракъ Орiона,

Нотъ погубилъ на водахъ Иллирiйскихъ.

Ты же, пловецъ, будь добръ, не скупись, отъ песковъ здѣсь сыпучихъ

Не погребенной главѣ и костямъ симъ

Горсть подай на покой; — и за то, при бурѣ ревущей,

Съ трескомъ падущимъ Венузiи соснамъ,

Ты, торжествующiй, будешь безвреденъ, — и многи корысти

Вдругъ неожиданны хлынутъ отъ Зевса,

Правыхъ отца и Нептуна, великаго стража Таренту! —

Иль не боишься привить недостойну

Чадамъ послѣрожденнымъ казнь? — Вѣрь: тайная Сила,

Судъ избѣжной, злобныхъ каратель

Поразитъ и тебя самаго; не останусь въ мольбахъ неотмщенный! —

Нѣтъ къ очищенiю жертвы довольной! —

Ты поспѣшаешь? — мгновенье могилѣ! Брось токмо трикраты

Праха на прахъ мой, и шествуй надежно!...

Примечание.
Разные авторы по-разному трактуют эту оду. Некоторые полагают, что это монолог моряка, погибшего в буре и выброшенного на берег близ древней гробницы тарентского математика Архита. В ст. 1—20 он обращается к Архиту, в ст.21—36 к проезжим морякам с просьбой похоронить его тело.
Другие думают, что некий мореплаватель, проходя на своих судах мимо апулийскаго берега, беседует о ничтожестве земного величия с тенью погибшего при кораблекрушении и выброшенного на берег пифагорейскаго философа и астронома Архита из Тарента.
А. Мерзляков уверен, что это сам Гораций беседует с тенью Архита.

Tags: Гораций, античность, перевод
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments