klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Categories:

Как я был репетитором

Как я был репетитором

Рассказ из времён перестройки

— Хватит валяться на диване и смотреть телевизор, — сказала жена. — Все люди как люди: Альтшуллер ездит на шабашку, Петровичев вышивает гладью холщёвые сумки, один ты, кроме зарплаты, никаких доходов не имеешь. Занялся бы репетиторством, что ли, вон, почитаешь объявления, аж слюнки от зависти текут.

Ну ладно, написал я объявление:

Инженер Занозов с высшим образованием даёт уроки химии для плохо успевающих абитуриентов. Звонить по телефону: ……

Отнёс в Мосгорсправку. Сел к телефону, жду. Неделю, две, три… Не звонят. Наконец (ура!) звонок. Милый женский голос осведомляется, не я ли давал объявление об уроках.

— Вы абитуриентка и хотели бы брать уроки? — спросил я радостным голосом.

— Нет, я из райисполкома и хотела бы знать, когда вы будете платить налоги со своих доходов?

— Но у меня нет ещё никаких доходов с уроков, потому что нет пока самих уроков. Я ещё только объявление повесил.

— Так что же вы мне голову морочите? Только зря время на вас трачу! Как только начнёте получать доходы, немедленно приходите и уплатите налог, — выговорила мне дама с милым голосом и повесила трубку.

Перепугавшись, я побежал к знакомым опытным репетиторам. Те мне сказали, что давать объявления через Мосгорсправку гиблое дело, их никто не читает. Надёжнее писать и развешивать объявления самому на стенах домов и водосточных трубах.

Подумав над этим предложением, я решил внести усовершенствование и развешивать объявления не где попало, а в местах скопления абитуриентов, то есть около вузов.

Подхожу к своей альма-матер — Нефтефармагозохимическому институту. Гляжу — а там уже висят чьи-то объявления об уроках химии. «Ничего себе, — думаю, — конкурент!» Ну, я это дело так не оставил. Чужие сорвал, а свои приклеил. Через пару часов наведался посмотреть, замечают их или нет.

Подхожу к институту — глазам своим не верю: поверх моих объявлений приклеены бумажки всё того же конкурента, даже клей ещё не просох. Ладно, сказал я себе, ты упрям, а я упрямее. Снова их сорвал. Он их снова повесил. Так мы с ним два дня воевали — я срывал его объявления, а он клеил поверх моих.

На третий день подхожу к институту, протягиваю руку, чтобы сорвать, а над моим ухом раздается:

— Вы почему это срываете?

Оглянулся — девушка. Ничего особенного — студентка как студентка: причёска, джинсы, замшевая куртка.

— А вы почему интересуетесь? Это вы, что ли, вешали? — спрашиваю её.

— Нет, — отвечает, — не я.

Поворачивается и уходит. Только как-то странно усмехается при этом. Мне бы, дураку, проанализировать этот случай, а я значения не придал, продолжаю срывать. Вдруг чувствую — на плечо ложится тяжёлая рука и хорошо поставленный бас спрашивает:

— Ты это что же, гепарин семифторовый, делаешь? Да я тебя в бензольное кольцо скручу и скажу, что так и было!

Оборачиваюсь — передо мной громила интеллигентного вида: верзила — косая сажень, в галстуке и при дипломатке. А я ему так смело:

— А нечего где попало объявления развешивать, это не положено.

Тут он аккуратно ставит свой кейс на асфальт, берёт меня за грудки и показывает кулак:

— Я, — говорит, — если тебя тут ещё раз увижу, покажу тебе, что положено, а что нет. Ты у меня, — говорит, — после этого липомина от линолина не отличишь.

— А я, а я, — говорю,   —  а я вас в милицию отправлю, вот!

При этих моих словах конкурент повёл себя как-то странно. Он неожиданно меня отпустил, взял свою дипломатку и говорит:

— Вот там — институт, где я работаю, там дальше — дом, где я живу, а вот здесь неподалёку участковый живёт, мой друг детства, между прочим. За одной партой сидели. Ну как, пойдём в милицию?

Я опешил, растерялся, залепетал что-то извиняющимся голосом и пообещал, что больше не буду. Кто его знает? Вдруг и в самом деле у него знакомства в милиции? Лучше не связываться.

После этого случая я решил больше не расклеивать объявлений, а действовать, так сказать, в непосредственном личном контакте с абитуриентами. Прихожу в Окисно-закисный институт имени Бертолета, просачиваюсь в толпу поступающих. Завожу разговор с тем, другим. Не хотите ли, мол, подготовиться по химии, дёшево, мол, а качество на высоте, будьте уверены. Вдруг замечаю: мужчина средних лет пристально меня разглядывает. На вид типичный абитуриентский родитель. Подхожу к нему, спрашиваю, не желает ли он найти репетитора для своего ребёнка. Поступление гарантируется. У меня, говорю, в приёмной комиссии все друзья и знакомые.

— Странно, — отвечает родитель. — А вот я вас почему-то не узнаю́, хотя я председатель приёмной комиссии.

У меня подкосились коленки.

— Нет, нет, — говорю. — Я пошутил, я сам абитуриент, поверьте, ради бога.

— Ну что ж, — отвечает, — поступайте куда хотите, только не в наш институт. Пойдемте, я вас провожу к выходу.

Дома жена спрашивает:

— Ну как успехи в репетиторстве?

— Какие, — отвечаю, — успехи? Да там сплошная мафия и коза-ностра. Без блата не прорвёшься. Проще устроится швейцаром в ресторан или на рынок гвозди́ками торговать. Другие как хотят, а я этим репетиторством сыт по горло.

Tags: история из жизни
Subscribe

  • Былое и думы

    Былое и думы Я вот тут подумал, что период между уже сдохшим лучшим другом всех физкультурников и перед явлением отравителя (он же лучший друг…

  • Unjust peace is better than a war of justice.

    Azerbaycan, Ermenistan ve Rusya, Dağlık Karabağ ve çevresinde çatışmaların sonlanmasına dair bir anlaşma imzaladı. Anlaşma…

  • Обжегшись на молоке

    Обжегшись на молоке В отделе появилась вакансия. Начальник дал объявление. Пришла по объявлению прекрасная еврейка, в которую я сразу влюбился.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments