klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Проколы у гениев

Проколы у гениев

У гениального Стерна только одна неувязка в гениальном романе, но сидит как заноза и мешает абсолютному наслаждению. Тристраму приспичило сделать пипи, но горшка в комнате не было, и нянька посоветовала ему встать на подоконник и облегчиться на улицу. Тут внезапно упала плохо закреплённая рама и отрезала малышу крайнюю плоть. Глупость. Если бы рама упала на голову, могла бы убить. Если бы упала на пиписку, могла бы слегка травмировать, а на операцию циркумцизии рама неспособна.

У третьего Толстого один из героев (кажется, Рощин) вынужден драться в купе поезда с огромным бандитом. Толстой пишет, что в узком купе у малыша Рощина было преимущество, и он мог легче противостоять здоровяку, нежели в коридоре. Глупость. В тесном пространстве у малыша нет шансов. Толстяк просто задавит массой. На открытом месте у малыша есть возможность нанести удар даже превосходящему силой противнику, так как малыш может просто обежать два раза вокруг неповоротливого толстяка и влепить ему по первое число. Иллюстрацией служит сцена в Snatch. Малышу Микки удаётся одним точным ударом отправить Gorgeous George в нокаут. В тесном пространстве огромный боксер просто раздавил бы малыша Микки.

В гениальном «Франкенштейне» учёный придумал средство оживления мертвецов. Для опыта он собирает куски трупов, соединяет их в одно тело и оживляет его. Далее ожившее чудовище умертвляет родных учёного одного за другим, но Франкенштейну почему-то не приходит в голову применить своё средство для их оживления, хотя они вполне целы и ещё тёплые.

Tags: литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments